Ця сторінка також доступна для перегляду українською мовою

Перейти до української версії сайту
$

Что грозит за ложное сообщение о минировании станции метро - ВС

17.05.2021, 15:51
132
0

ВС кассационную жалобу оставил без удовлетворения
ВС кассационную жалобу оставил без удовлетворения

За сообщение неправдивой информации о наличии на станциях метро взрывоопасных предметов наступает уголовная ответственность.

Соответствующее положение содержится в постановлении КУС ВС от 16 февраля 2021 года по делу № 755/13545/18.

Цифровое решение LIGA360:Адвокат НААУ становится более доступным. Члены НААУ, которые оплатили ежегодные взносы, получают продукт по акционной цене. Узнавайте больше о преимуществах по ссылке

Обстоятельства дела

Летом в 2018 году мужчина дважды звонил по телефону на номер 102 и сообщал о подготовке взрыва на двух станциях столичного метро. Во время проверки станций метро взрывных устройств и взрывоопасных веществ следственно-оперативная группа не выявила, то есть сообщения о подготовке взрыва были заведомо неправдивы.

Позиция ВС

Кассационный уголовный суд в составе Верховного Суда оставил без удовлетворения кассационные жалобы лица, осужденного до 6 лет лишения свободы за заведомо неправдивое сообщение о подготовке взрыва, совершенное повторно (ч. 2 ст. 259 УК), и его защитника на приговор местного и опредеение апелляционного судов.

В частности, кассационный суд признал неубедительными приведенные в кассационной жалобе доводы защитника о том, что действия лица имели правомерный характер, а сообщение о наличии взрывоопасных предметов на станциях метро было выполнением общественных обязанностей.

Кроме того, как указано в постановлении КУС ВС, не заслуживают внимания и ссылки стороны защиты на то, что в действиях осужденного отсутствует субъективная сторона инкриминируемого преступления. Так, по фактическим обстоятельствам, установленным судами первой и апелляционной инстанций, человек, осознавая, что информация, которую он распространяет, не отвечает действительности, а также то, что его сообщение может создать обстановку страха у населения, нарушить общественную безопасность, отвлечь определенные службы от выполнения их обязанностей, сообщил по спецлинии "102" дежурной части неправдивую информацию о наличии на станциях метро взрывоопасных предметов.

Приведенные обстоятельства свидетельствуют о том, что он осознавал общественно опасный характер своих действий, предусматривал и желал наступления общественно опасных последствий в виде вреда общественной безопасности, которые фактически наступили. Мужчина действовал повторно, поскольку уже совершал преступление, предусмотренное ч. 2 ст. 259 УК, с прямым умыслом, и в его действиях есть состав этого преступления.

При этом из содержания приговора видится, что местный суд в соответствии с требованиями ч. 3 ст. 374 УПК в мотивировочной части приговора изложил формулировку обвинения, признанного доказанным, с достаточной конкретизацией установил и указал место, время, умысел, мотив совершения преступления, его последствия, указал о действиях и роли осужденного, потому кассационные доводы об отсутствии в действиях лица умысла являются безосновательными.

Кроме того, суд апелляционной инстанции надлежащим образом проверил все доводы, изложенные в апелляционной жалобе, и согласился с заключениями суда первой инстанции. Апелляционный суд указал, что взрывных устройств, в том числе гранат, на месте события выявлено не было. В сообщении о минировании человек указал на факт взрыва через определенный промежуток времени, при этом не представился, не сообщил о своем месте пребывании или месте, где его можно было бы найти.

Доводы осужденного об односторонности судебного разбирательства и переквалификации его действий с ч. 2 ст. 259 УК на ст. 39 УК (крайняя необходимость) являются необоснованными, поскольку суд проверил все доказательства, которые были предоставлены сторонами, провел полное и всесторонне судебное следствие, во время которого правильно установил фактические обстоятельства и сопоставил доказательства, которые в совокупности дали возможность подтвердить наличие в действиях лица состава преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 259 УК. Впрочем, кроме ссылки на ст. 39 УК, осужденный никоим образом не аргументировал свою позицию и не указал, какие его действия свидетельствуют о крайней необходимости.

Доводы защитника о закрытии уголовного производства относительно его подзащитного также являются безосновательными, поскольку материалы уголовного производства содержат достаточно доказательств, которые непосредственно указывают на причастность лица к совершению инкриминируемого ему уголовного правонарушения, а предположение защитника о вероятности нахождения взрывоопасных предметов на станции метро ничем не подтверждаются.

По материалам ВС

Следить за изменениями законодательства легко в LIGA360. Это комплекс информационно-аналитических продуктов, который предоставляет доступ к актуальной базе законодательства и законопроектов, присылае сообщения об изменениях в них. А еще вы получите разъяснение экспертов к НПА. Оцените преимущества LIGA360, заказав тестовый доступ.


Войдите, чтобы оставить комментарий