Ця сторінка також доступна для перегляду українською мовою

Перейти до української версії сайту

Дайджест налоговых споров 2020

16.45, 29 декабря 2020
850
0
Автор:
Александра Кознова
Александра Кознова

Подборка важных налоговых споров 2020 года от Дмитрия Кулика, адвоката, младшего партнера ЮК Legal House

Хотя 2020 год ознаменовался как год без документальных налоговых проверок, судами рассматривались тысячи налоговых споров. За 2020 год судами рассмотрено 24,3 тысячи дел на общую сумму 79,1 млрд гривен. Общая статистика показывает, что около 58% дел рассмотрено в пользу ГНС. Однако, статистика по исковым заявлениям о признании противоправными и отмене налоговых уведомлений-решений все же в пользу налогоплательщиков, поскольку из 9,8 тысяч рассмотренных дел, в 5,7 тысячах дел решения вынесены в пользу налогоплательщиков на общую сумму 22,52 млрд гривен.

Несмотря на мораторий, контролирующий орган сконцентрировал свое внимание на фактических проверках, в частности фактических проверках подакцизных товаров, что стало определенным вызовом для бизнеса.

Предлагаем рассмотреть те судебные решения, которые, по нашему мнению, иллюстрируют определенные тенденции в налоговых спорах и на основе которых в дальнейшем будет базироваться судебная практика.

1. Сроки обращения в суд по обжалованию решений

Срок обращения в суд при обжаловании решений контролирующих органов является дискуссионным вопросом последних нескольких лет. Если раньше суды четко придерживались разъяснений Письма ВАСУ от 01.11.2011 г. № 1935/11/13-11 и устанавливали, что суды должны решать вопрос в пользу налогоплательщика и применять пункт 56.18 статьи 56 Налогового кодекса Украины, который предусматривает более длительный срок для обращения в суд, а именно 1095 дней, а норма пункта 56.19 НК Украины вообще считались «мертвой». То в конце 2019 года ситуация перевернулась с ног на голову.

Верховный Суд в постановлении от 11 октября 2019 по делу № 640/20468/18 установил совершенно другой подход к трактовке этого вопроса и исходил из того, что к таким правоотношениям должен применяться принцип правовой определенности. Который, по мнению суда, служит для того, чтобы субъекты властных полномочий могли четко предусматривать, что их решения не будут отменены по истечении установленного промежутка времени и не потребуют совершения каких-либо дополнительных действий со стороны субъекта властных полномочий.

Правовая позиция Верховного Суда заключалась в том, что сроки обращения в суд после процедуры административного обжалования короче, чем обычные сроки. И пока это решение касалось только решений контролирующих органов, не связанных с начислением денежных обязательств, налогоплательщики не сильно переживали. Тем более, что Верховный Суд в постановлении ВС от 3 апреля 2020 по делу № 2540/2576/18, определил, что срок для обращения налогоплательщика с иском в административный суд, в том числе после использования процедуры административного обжалования, составляет 1095 дней со дня получения налогоплательщиком решения, которое обжаловано.

Ситуация изменилась уже к концу 2020 года. Верховный Суд в рамках дела № 500/2486/19, применил подход, как и в постановлении от 11 октября 2019 по делу № 640/20468/18, и отметил, что в случае использования налогоплательщиком процедуры административного обжалования налогового уведомления-решения, сроком обращения в суд является месяц со дня окончания такой процедуры. Фактически, своим решением Верховный Суд «оживил» норму подпункта 56.19 пункта 56 НК Украины.

Теперь, пользуясь процедурой административного обжалования, помните, что сроки обращения в суд существенно ограничены. И несмотря на вашу позицию, суды смогут оставлять исковое заявление без рассмотрения, если такой срок будет пропущен.

2. Решение о включении налогоплательщика в список рисковых нарушает его права или все же нет?

Включение налогоплательщика в список рисковых стало новым трендом во взаимоотношениях бизнеса и контролирующих органов, отличительной особенностью которого является непредсказуемость. И если оспаривание результатов налоговой проверки - это процесс, при котором компания может работать и функционировать, то признание компании рисковой полностью блокирует возможность деятельности.

Проблемным в этом вопросе является то, что чем дальше, тем больше складывается впечатление, что СМКОР используется контролирующим органом как инструмент, позволяющий ему реагировать на любые возможные нарушения налогового законодательства со стороны налогоплательщиков, а не по целевому назначению. На это неоднократно обращал внимание и Совет Бизнес-омбудсмена.

Хотя природа таких взаимоотношений не нова, все же остается спорным вопрос о том, нарушает ли решение о соответствии налогоплательщика критериям рисковости права и охраняемые законом интересы налогоплательщика. Что, в свою очередь, имеет фундаментальное значение для возможности обжаловать эти решения и обеспечивать иски путем приостановления их действия. Ведь при включении налогоплательщика в перечень рисковых бизнес не может вести хозяйственную деятельность и выполнять договорные обязательства из-за систематического блокирования налоговых накладных.

Рассмотрение такого вопроса происходило Верховным Судом в рамках дела №280/2284/20. Суд снова пришел к выводу, что признание налогоплательщика соответствующим критериям рисковости на основании оценки налогового поведения, не влияет на его хозяйственную деятельность, не создает препятствий для этого, так же, как и не наносит ущерб его деловой репутации. К аналогичному выводу суд приходил и в решении по делу 240/3665/19 от 02.03.2020 года.

О чем это говорит? Это означает, что у налогоплательщика, скорее всего, не получится остановить действие такого решения в ходе судебного разбирательства в качестве обеспечения иска. То есть, пока судом будет рассматриваться судебное дело о признании решения противоправным и обязательстве исключить налогоплательщика из перечня налогоплательщиков, соответствующих критериям рисковости плательщика налога на добавленную стоимость, деятельность налогоплательщика будет заблокирована, что однозначно повлияет на финансовые показатели компании.

По нашему же мнению, признание налогоплательщика соответствующим критериям рисковости, как минимум, наносит вред деловой репутации. Ведь существуют отдельные случаи, когда признавая рисковым одно предприятие, контролирующий орган начинает признавать рисковыми и его контрагентов. Причем, как основание для отнесения определяет именно сотрудничество с таким налогоплательщиком. Такие действия явно наносят ущерб деловой репутации, не говоря уже о том, что просто блокируют возможность для компании вести хозяйственную деятельность.

Одно можно сказать точно, 2020 год показал, что вопрос рисковости очень болезненный, а потому требует немедленного решения, в частности:

  • необходимо детально уточнить пункт 8 критериев рискованности, который сейчас очень размыт;

  • предоставить реальную возможность налогоплательщику защитить свои права путем принятия участия при рассмотрении комиссией объяснений и представленных документов;

  • минимизировать возможность влияния человеческого фактора на включение налогоплательщика в список рисковых.

3. Штраф за неоприходование наличности в пятикратном размере. Правильно ли применяется?

В свое время вопрос оприходования наличных средств был очень острым. Законодательство в сфере использования РРО всегда ужасало штрафными санкциями за нарушения. Все помнят печально известный Указ Президента №436/95 «О применении штрафных санкций за нарушение норм по регулированию обращения наличности» от 12.06.1995 г., которым предусматривался штраф за неоприходование наличности в кассах в 5-кратном размере неоприходованной или несвоевременно оприходованной суммы. Несмотря на то, что этот Указ был отменен 20.06.2019 г., однако еще в 2019 году контролирующие органы с радостью применяли к налогоплательщикам указанную санкцию, а споры по этим вопросам до сих пор находятся в судах разных инстанций.

Несовершенные положения этого Указа Президента позволяли контролирующему органу трактовать его нормы по своему усмотрению, что в 99% случаев приводило к применению штрафных санкций, а позиция, высказанная Верховным Судом по делу № 826/15290/15, только добавляла налоговикам уверенности.

Наконец, Большая Палата Верховного суда в постановлении от 20.05.2020 г. по делу №1340/3510/18 исследовала этот вопрос. В этом деле суд отступил от старой позиции и пришел к выводу, что положения Указа № 436/95 не могут быть применены после 28 июля 1995 к взаимоотношениям по неоприходованию (неполному и/или несвоевременному оприходованию) в кассах наличности. К такому выводу суд пришел исходя из того, что поскольку уже 28.07.1995 года вступил в силу Закон Украины «О применении регистраторов расчетных операций в сфере торговли, общественного питания и услуг», то он приостановил действие Указа Президента в части определения состава такого правонарушения как неоприходование (неполное и/или несвоевременное оприходование) в кассах наличности, так и в части установленных за такое правонарушение санкций.

Это решение действительно является прорывным и положительным в данном вопросе. Учитывая такую позицию Большой Палаты, налогоплательщики, которые получали решения в течение последних 3-х лет, смогут обратиться с заявлениями о пересмотре судебных решений по вновь открывшимся обстоятельствам и попытаться отстоять незаконно примененные штрафные санкции.

В целом, 2020 год был интересен для судебной практики в налоговых спорах, однако, сказать однозначно, что практика изменилась в пользу налогоплательщиков нельзя. Некоторые устоявшиеся позиции переходят из года в год, что свидетельствует о положительных тенденциях. Среди них позиция, что налоговая информация не является надлежащим доказательством в понимании действующего процессуального законодательства. Некоторые, наоборот, меняются не в пользу налогоплательщика, среди которых и позиция по сокращению сроков на обращение в суд. А некоторые позиции остаются ситуативными, среди которых и позиции по фиктивной деятельности, которая в одном решении несовместима с реальной хозяйственной деятельностью, а в другом - вопрос обходится стороной.

Решения и позиции, которые были проанализированы, дают понять общие тенденции и подходы судов к взаимоотношениям бизнеса и контролирующих органов. Понятно, что каждое дело является индивидуальным и требует индивидуального подхода, однако, в 2021 году все же хочется, чтобы Верховный Суд был более последователен в своих позиция и придерживался принципа правовой определенности, о котором неоднократно писал в своих решениях. Ведь налогоплательщик хочет прогнозировать свои действия, а не ожидать, что подходы будут меняться два раза в год.

Дмитрий Кулик, адвокат, младший партнер ЮК Legal House

Новогодний подарок для адвокатов от ЛІГА:ЗАКОН!

Готовьтесь к судебным заседаниям с помощью Verdictum. Подарите себе Систему анализа судебных решений на будущий год со скидкой до 60%. Успейте воспользоваться акционными предложениями по ссылке.

Подпишитесь на рассылку
Главные новости и аналитика для вас по будням
Оставьте комментарий
Войдите, чтобы оставить комментарий
Войти
На эту тему