Ця сторінка також доступна для перегляду українською мовою

Перейти до української версії сайту

Семь признаков трудовых отношений: к чему готовиться работодателям

15.12, 22 февраля 2021
3094
5

Алеся Павлинская, советница практик трудового и корпоративного права АО "Арцингер"

В Украине снова началась кампания по определению признаков трудовых отношений.

09.02.2021 в ВРУ был зарегистрирован Проект Закона "О внесении изменений в Кодекс законов о труде Украины относительно определения понятия трудовых отношений и признаков их наличия" №5054 (Законопроект №5054). В этой статье буду пытаться разобраться, действительно ли нас ожидает революция в этом вопросе и стоит ли работодателям паниковать.

Что там в мире?

Традиционно, в международной практике четко разделяются две категории работников: лица, работающие по трудовому договору, и самозанятые лица, работающие по гражданско-правовым/хозяйственным договорам. Критерии трудовых отношений определены в Рекомендации о трудовом правоотношении № 198 Международной организации труда (МОТ) и имплементированы либо на уровне законодательства, либо в доктрине/судебной практике стран мира. Например, в Германии в Германском гражданском уложении (§ 611а) признаки содержатся практически в самом определении трудового договора. Все эти элементы определения принимаются во внимание для квалификации договора. При этом, конечно, такой договор будет признан трудовым независимо от его названия.

Стремительное развитие экономики послужило толчком для появления дополнительных категорий в некоторых странах. Например, в Великобритании уже существуют три категории занятого населения и есть разница между самозанятыми лицами, workers (которыми, например, были в 2016 году признаны водители Uber), и employees. Именно последние пользуются полным спектром гарантий, которые знакомы украинскому трудовому праву (запрет незаконного увольнения, выходное пособие, предупреждение об увольнении, минимальная заработная плата, отпуска, перерывы). Отдельные категории "зависимых самозанятых лиц" выделяются в Испании, Германии, некоторых провинциях Канады.

В то же время большая часть стран не признает такой гибридный статус и является сторонниками традиционного разделения на "трудовые" и "нетрудовые" отношения.

История вопроса в Украине

В Украине определения и признаков трудовых отношений на уровне закона до сих пор не было. Но это вовсе не означает, что их не существовало в принципе. Конечно, определение и признаки трудовых отношений содержатся в любых учебниках по трудовому праву, известны студентам-будущим юристам и инспекторам Гоструда. Более того, они активно используются в судебной практике. Например, только в последних Постановлениях от 24.09.2020 по делу № 200/929/19-а, от 05.10.2020 по делу № 560/407/19, и от 02.02.2021 по делу № 300/2156/19 Верховный Суд применил Рекомендацию №198 МОТ и соответствующие признаки.

В последние годы попытки выписать определение и признаки трудовых отношений предпринимались уже не раз. В феврале 2019 года соответствующий законопроект был подготовлен Минсоцполитики, но благодаря устойчивому сопротивлению работодателей (точнее, именно IT-компаний, которых в основной массе работодателями назвать сложно) дальше не пошел.

В 2019-2020 годах аналогичные нормы были имплементированы в статью 13 Проекта Закона о труде №2707, который был зарегистрирован в ВРУ 28.12.2019, но отозван в связи с отставкой Правительства 04.03.2020.

После передачи соответствующих полномочий сейчас инициатива перешла к Минэкономики.

Итак, что предлагается:

Авторы Законопроекта №5054 предлагают урегулировать на законодательном уровне принцип презумпции наличия трудовых отношений. Это связано с тем, что лицо, выполняющее работу, которая по всем признакам осуществляется в рамках трудовых отношений, не обеспечивается необходимым социальным пакетом (в частности, отпусками, больничными, наличием гарантий и компенсаций, гарантий, направленных на охрану материнства и пр.).

Принцип презумпции наличия трудовых отношений заключается в том, что в КЗоТ устанавливаются признаки трудовых отношений, при наличии как минимум трех из которых работа является таковой, что выполняется (услуги являются такими, что оказываются) в рамках трудовых отношений, независимо от названия и вида договорных отношений между сторонами. В таком случае стороны обязаны заключить трудовой договор.

В Законопроекте №5054 указаны следующие признаки наличия трудовых отношений:

1. личное выполнение лицом работы по конкретной квалификации, профессии, должности по поручению и под контролем лица, в интересах которого выполняются работы;

2. осуществление регулирования процесса труда, которое носит постоянный характер и, как правило, не предусматривает установления лицу конкретно определенного результата (объема) работ за определенный период времени;

3. выполнение работы на определенном или согласованным с лицом, в интересах которого выполняется работа, рабочем месте с соблюдением установленных им правил внутреннего трудового распорядка;

4. организация условий труда, в частности, предоставление средств производства (оборудования, инструментов, материалов, сырья, рабочего места) обеспечивается лицом, в интересах которого выполняется работа;

5. систематическая выплата лицу, выполняющему работу, вознаграждения в денежной и/или натуральной форме;

6. установление лицом, в интересах которого выполняется работа, продолжительности рабочего времени и времени отдыха;

7. возмещение поездок и других финансовых затрат, связанных с выполнением работы, лицом, в интересах которого выполняется работа.

Во время установления наличия трудовых отношений, кроме этих признаков могут присутствовать другие признаки с учетом специфики деятельности физических и юридических лиц, в пользу (в интересах) которых выполняется работа.

На самом деле в этих признаках нет ничего нового или неизвестного международной практике.

В Рекомендации № 198 МОТ четко рекомендует государствам-членам МОТ среди прочего:

  • предусмотреть обширный набор средств (механизм) для определения
    существования трудового правоотношения;

  • установить правовую презумпцию существования индивидуального трудового правоотношения при наличии одного (!) или нескольких признаков;

  • предусмотреть четкое определение условий, применяемых для установления факта существования трудового правоотношения, например, таких, как подчиненность или зависимость (МОТ также предоставляет примерный перечень признаков, в целом схожий с теми, что предлагаются Законопроектом №5054);

  • предусмотреть такой перечень признаков в законодательных актах или другими средствами.

То есть к законопроекту с указанием признаков трудовых отношений на уровне закона можно относиться совершенно спокойно и положительно, тем более, что он немного осовременивает КЗоТ и в других частях. По моему мнению не является правильной подмена понятий, которая сейчас применяется в Украине в некоторых секторах экономики.

То есть для работодателей ничего не изменится?

Не совсем так. Фундаментальная опасность заложена именно в определении органа, уполномоченного на такую ??переквалификацию, то есть признавать отношения, которые оформлены другим образом, трудовыми.

Рекомендация №198 дает право определиться с таким органом именно соответствующей стране. А в мировой практике вовсе не во всех странах такое право предоставлено соответствующим инспекционным органам. Некоторые страны наделяют этим правом суды, некоторые предусматривают право проверяющего инспектора обратиться в суд. То есть чаще именно суд и является единственным компетентным органом, уполномоченным различить трудовые отношения и принять решение о переквалификации.

A в Украине предлагается это право предоставить Гоструда, - отныне четко и именно на уровне закона. Это заложено совсем не в этом законопроекте, а довольно неожиданно в Проекте Закона Украины "О безопасности и здоровье работников на работе", который сейчас размещен на сайте Минэкономики. Этот законопроект еще не зарегистрирован в ВРУ, пока живо не обсуждается и почти никем не комментируется. Вот именно там и предлагается редакция статьи 261 КЗоТ, согласно которой инспекторы Гоструда будут иметь право по результатам инспекционного посещения признавать работу такой, что выполняется в рамках трудовых отношений, независимо от названия и вида договорных отношений между сторонами.

На мой взгляд предоставление таких существенных полномочий инспекторам Гоструда в КЗоТ является достаточно рискованной инициативой, учитывая:

(1) сложную материю (ведь не просто так и в других странах даже судебные органы годами не могут сформировать устойчивую позицию, особенно учитывая постоянные экономические и общественные изменения),

(2) новизну зафиксированных критериев (то есть инспекторы будут работать с новым законодательством сразу после его принятия и без наличия устоявшейся судебной практики по толкованию признаков трудовых отношений),

(3) особенности Украины как юрисдикции с существенным уровнем коррупции.

Учитывая все эти факторы Гоструда таким образом просто превратится в очередной карательный орган (кстати в законопроекте также расширяются и другие полномочия инспекторов Гоструда).

При этом я, конечно, не имею в виду и не подвергаю критике полномочия инспекторов Гоструда по выявлению скрытых трудовых отношений. Борьба со скрытой занятостью (т.е. зарплатами в конвертах) должна продолжаться. Вполне логично было бы и развести эти нарушения: ведь одна история, когда работодатель без какого-либо оформления использует нелегальный труд, и совсем другая ситуация, когда отношения оформлены документально и уплачиваются налоги/ЕСВ, но по мнению проверяющих "что-то не сходится". Для этих ситуаций, на мой взгляд, должны быть предусмотрены разные процедуры и разные штрафные санкции, учитывая также и разный уровень общественной опасности, которую они несут. Сейчас такого разделения нет и в законопроектах не предвидится.

Немного рано ожидать, что наши инспекторы Гоструда в одно мгновение приобретут соответствующие компетенции для разграничения трудовых и других отношений. Напомню, что в Великобритании дело по квалификации отношений водителей Uber с платформой фактически продолжается еще с 2016 года, когда было принято известное решение Трибунала по трудовым спорам в Лондоне. И только 19 февраля 2021 свое решение не в пользу Uber объявил уже Верховный Суд Великобритании. Работа в Uber и подобных компаниях gig-economy не подпадает под стандартные определения, ведь такой "гибридной" модели присущи признаки обоих вариантов занятости. Uber утверждает, что является лишь платформой, которая позволяет независимым подрядчикам предоставлять услуги клиентам, и таким образом минимизирует свою ответственность.

То есть, если судам Великобритании для вынесения решения по Uber понадобилось несколько лет (и дело еще окончательно не закрыто) и были списаны сотни листов бумаги с цитатами Шекспира и Мильтона в обоснование соответствующих рассуждений (при этом там уже давно выведена "третья категория", учитывая современные тенденции), наивно полагать, что наши инспекторы будут достаточно компетентными для принятия таких непростых решений прямо на месте.

Считаю, что в Украине именно суд должен быть единственным органом, уполномоченным применять признаки трудовых отношений и признавать отношения трудовыми, - в том случае, если они оформлены другим видом договора. Но для этого необходимо, чтобы перезагружен был не только Верховный Суд, но судебная реформа заработала на всех уровнях.

Алеся Павлинская, советница практик трудового и корпоративного права АО "Арцингер"

__

Работайте удаленно и мониторьте деятельность партнеров, конкурентов и сотрудников с помощью нового инструмента - LIGA360. IT-экосистема является единым рабочим пространством для всей команды, которая содержит персональные наборы инструментов для работы юристов, финансистов, маркетинга, службы безопасности, PR, HR и удобных внутренних коммуникаций. Узнать больше

Подпишитесь на рассылку
Главные новости и аналитика для вас по будням
Оставьте комментарий
Войдите, чтобы оставить комментарий
Войти
На эту тему