Ця сторінка також доступна для перегляду українською мовою

Перейти до української версії сайту

Необеспечение дистанционной работы может быть основанием для расторжения трудового договора - ВС

Реклама

Необеспечение дистанционной работы является основанием для расторжения трудового договора в определенный работником срок.

Соответствующее положение содержится в постановлении ВС от 21 апреля 2021 года по делу № 569/9738/20.

Цифровое решение LIGA360: Адвокат НААУ становится более доступным. Члены НААУ, которые оплатили ежегодные взносы, получают продукт по акционной цене. Узнавайте больше о преимуществах по ссылке

Обстоятельства дела

Работник подал заявление об увольнении по собственному желанию с 5 мая 2020 года в связи с состоянием здоровья на основании ч. 1 ст. 38 КЗоТ. Работодатель указал на необходимость отработать две недели, поскольку работник не предоставил доказательств, которые подтверждают уважительность причин для его увольнения с определенной им даты. 31 июля 2020 года работника уволили за прогулы по п. 4 ст. 40 КЗоТ.

Районный суд удовлетворил иск работника о признании трудовых отношений прекращенными с 5 мая 2020 года на основании ч. 1 ст. 38 КЗоТ ввиду того, что заявление об увольнении предопределено невозможностью продолжать работу из-за объявления карантина и введеных в связи с этим ограничительных мер.

Апелляционный суд отменил решение суда и отказал в удовлетворении иска, поскольку истец не предоставил документов, которые бы подтверждали невозможность исполнять трудовые обязанности.

Позиция ВС

Верховный Суд в составе коллегии судей Третьей судебной палаты Кассационного гражданского суда отменил постановление апелляционного суда и оставил в силе решение местного суда, наведя такое правовое обоснование.

Статья 38 КЗоТ обязывает работодателя уволить работника в сроки, о которых он просит, в том числе при наличии иных уважительных причин, чем указанные в ч. 1 данной статьи. То есть перечень таких причин не исчерпывающий. Уважительность причин должна решаться в каждом конкретном случае.

Листки неработоспособности свидетельствуют, что истец неоднократно болел перед обращением с заявлением об увольнении. В служебной записке он обращал внимание руководства на отсутствие отопления в кабинете, постоянную низкую температуру, которая негативно влияет на состояние его здоровья, просил обеспечить обогрев рабочего места.

Кроме того, истец объяснял свое отсутствие на работе прекращением транспортного сообщения Ровно - Здолбунов из-за введения карантина. Одновременно он просил обеспечить доставки его к месту работы и развоза домой, однако эта просьба не была удовлетворена.

Апелляционный суд учел служебную записку, в соответствии с которой истцу предложили работать дистанционно, но он отказался. В то же время Верховный Суд указал, что вне поля зрения суда осталось отсутствие приказа владельца о переводе истца на дистанционную работу и выдачу в связи с этим ему материально-технических ценностей.

Суд первой инстанции проанализировал предоставленные истцом доказательства, в частности: листки неработоспособности, служебную записку истца, учел наличие транспортных ограничений на период карантина, отсутствие реального обеспечения дистанционной (надомной) работой и пришел к правильному заключению, что уважительность причин увольнения по собственному желанию истца подтверждена.

То есть совокупность приведенных истцом конкретных обстоятельств на обоснование заявления об увольнении свидетельствует об уважительности причин увольнения по ч. 1 ст. 38 КЗоТ в срок, о котором просил работник, а именно с 5 мая 2020 года.

По материалам ВС.

Следить за изменениями законодательства легко в LIGA360. Это комплекс информационно-аналитических продуктов, который предоставляет доступ к актуальной базе законодательства и законопроектов, присылае сообщения об изменениях в них. А еще вы получите разъяснение экспертов к НПА. Оцените преимущества LIGA360, заказав тестовый доступ.

Оставьте комментарий
Войдите, чтобы оставить комментарий
Войти
Подпишитесь на рассылку
Главные новости и аналитика для вас по будням
Похожие новости