Коррупция внутри бизнеса
16.32, 9 октября 2020
174
0
Автор: Тарасюк Сергей, управляющий партнер АО “Тарасюк и партнеры”

Коррупцию как понятие мы привыкли применять в контексте неправомерной деятельности чиновников государственного аппарата. Да и борьба с коррупцией тоже  сконцентрирована в этом направлении.

Но факт остается фактом, и там где есть властные полномочия и права, связанные с должностью остается место для получения личной неправомерной выгоды. И  чем дальше бенефициары от реальных рычагов управления, тем выше вероятность коррупции и самое главное больше возможностей. Корпоративная коррупция также многогранна, изобретательна и разрушительна.

Если вести речь о малом бизнесе, откуда родом большинство из нас, то речь может идти о банальном воровстве, а единственным видом коррупции являются “откаты”. Рассматривать вопрос корпоративной коррупции в отрыве от воровства невозможно, это связанные понятия и результатом любой корпоративной коррупции все равно будет завладение активами компании.

Поднимаясь выше по пищевой цепочке, мы можем увидеть более разнообразные формы коррупции:

  • продажа должностей, создание клановой структуры
  • служебные подлоги
  • неправомерное использование ресурсов компании (как пример создание отдельного бизнеса внутри компании)
  • закупки по завышенным ценам
  • подкуп органов внутреннего контроля

Все эти формы коррупции могут иметь как прямое влияние на финансовые результаты и репутацию компании так и завуалированное. Самые опасные это скрытая коррупция, которую очень непросто выявить, и главное тяжело искоренить. К таким видам относиться создание “круговой поруки” среди группы сотрудников с целью хищения материальных ценностей внутри компании. С точки зрения уголовное права, все лица содействующие хищению объединены одним общим умыслом.  На практике же это не так и состав иного преступления формируется уже на ранних этапах, а именно на этапе приема на работу лиц потенциально согласных содействовать хищениям. Данные лица могут и не знать конечной цели, но само условие приема на работу является коррупционным.   Здесь речь не идет о банальном подкупе должностного лица компании с целью принятия на работу, а именно о планомерном создании преступной организации. 

Известен случай, когда одна крупная сеть АЗС увольняет всех сотрудников целого регионального подразделения после признания полного бессилия в борьбе с “круговой коррупционной порукой”. Убытки от необходимости найма, обучения, простоя тяжело вообразить. Всему причиной слабая и неэффективная система контроля, построенная классическим способом.

На этом следует перейти, как обычно строиться система противодействия коррупции и какие в ней слабые места

Базовым уровнем контроля в любой компании является внутренний аудит, орган призванный контролировать документооборот компании, целостность и реальность данных хозяйственного учета. Я бы назвал этот метод “формальным”.  Хорошо, если на внутренний аудит возлагаются задачи контроля экономической целесообразности и эффективности хозяйственных процессов, так называемый контроль “по сути”. Весь этот уровень по сути является документальным контролем. Для достаточной эффективности подразделения внутреннего аудита в нем должны быть не только аудиторы и финансисты (как правило бухгалтера со стажем), но и лица со знаниями и опытом анализа производственной и коммерческой деятельности. Такими сотрудниками могут быть опять же имеющие опыт в отдельно взятом процессе (менеджеры по продажам, инженеры и т.д.) с подготовкой к осуществлению процессов аудита.   На данном этапе можно выявить коррупционные явления, в основном элементарные хищения или более сложные “откатные схемы”

Следующим уровнем построения системы противодействия коррупции является  оперативный контроль (фактический контроль), построенный на базе внутренней службы безопасности. В обязанности данного подразделения как правило входит инвентаризации, измерение качественных и количественных показателей, контроль за логистикой, фактические проверки операций с ТМЦ.

Тендерные структуры существуют во всех более-менее крупных компаниях. Принцип их работы понятен и во многом построен на лояльности членов тендерного комитета к руководству или собственникам компании. На самом деле несмотря на целый ряд недостатков, доказал свою эффективность. Обратной стороны медали является коррупция внутри тендерного комитета  в случае некомпетентности его членов или все той же круговой поруки. Привлечь члена коллегиального органа к ответственности практически невозможно.

На самом верху, находится подразделение анализа и оценки рисков. Данное подразделение на основании отчетов первичных контролирующих подразделений должно прогнозировать возможности для коррупции, внедрять методы противодействия на ранних этапах. Вторым функционалом данного подразделения я бы назвал постоянный мониторинг хозяйственных процессов для получения обратной связи в частности.

Важным средством для борьбы с корпоративной коррупцией является использование современных технологий и искусственного интеллекта, о чем речь будет идти ниже.

К сожалению многие компании ограничиваются созданием только первых двух функциональных единиц и то как правило в виде роли к существующим должностям. Относительно проактивного анализа и мониторинга, то специалистов такой специализации практически не готовит система высшего образования и все они растут внутри компаний.

LIGA360:СЛУЖБА БЕЗОПАСНОСТИ
Компания ЛІГА:ЗАКОН предлагает комплекс информационно-аналитических продуктов для специалистов службы безопасности. Используйте уникальный модуль БИЗНЕС-РАЗВЕДКА для удобной проверки контрагентов и получайте автоматические уведомления о важных изменениях в деятельности компаний, находящихся на мониторинге

Перейдем более детально к методам выявления корпоративной коррупции

Не стоит отделять организационно-хозяйственные принципы антикоррупционной политики компании  от нормативно-правовых требований и понятий. Тут, фокус необходимо держать на задачах привлечения к ответственности лиц причастных к коррупции, а именно на документировании противоправной деятельности и привлечению к ответственности. О видах ответственности и тонкостях речь пойдет ниже.

Если речь идет о материальной ответственности во всех ее формах (индивидуальной, коллективной (бригадной), то тут все более-менее понятно. Главная задача установить форму вины (умышленно или неумышленно). Документальное же оформление довольно подробно регламентировано, это как правило инвентаризации, договора материальной ответственности, объяснения материально ответственного лица и выводы инвентаризационной комиссии.  Далее определяется путь привлечения к ответственности и пределы.

Сложности возникают на казалось бы элементарных видах коррупции “откат”. Во-первых, вменить тому или иному лицу ответственность за закупку по завышенным ценам вряд-ли удастся, особенно после подписи руководителя на контакте. Во-вторых, вписать в должностную инструкцию  противоправную ответственность невозможно. И дело тут как в архаичном КЗоТе, ограничивающий работодателя в таких опциях. В-третьих, задокументировать передачу в той или иной форме неправомерной выгоды должностному лицу без участия дающего лица также проблематично, хотя бы в контексте ст. 368-3 УК. Напомню, что данная статья не предусматривает иммунитета в случае уведомления о вымогательстве. А входить в такую оперативную комбинацию с непонятным исходом мало кому захочется, да и НС(Р)Д под них не возьмешь, преступление в категории средней тяжести.

Следующая категория коррупционных преступлений в виде создания внутри компании коррупционной группы лиц, связанных родственными, личными или иными отношениями с целью хищений. Тут возникает сложность в ликвидации такого источника коррупции, опять же КЗоТ таких кейсов вообще не предусматривает. Поэтому работодателю приходиться идти на хитрость с реструктуризацией, ликвидаций и т.д. чтобы уволить лояльных к коррупции сотрудников. Делать это необходимо максимально придерживаясь законодательных процедур опираясь на судебную практику по восстановлению на работе и компенсацией заработка.

Все эти сложности и реалии существующего законодательства оставляют только два действенных направления по концентрации усилий:

  1. Привлечь к ответственности можно в случае правильного документального оформления коррупционных деяний и то т.н. одноходовых: воровство, подлог.
  2. Для выявления более изощренных коррупционных методик необходимо внедрять превентивные меры на всех этапах: от приема на работу до вменения должностных обязанностей и начисление заработной платы в зависимости от  KPI. К показателям эффективности труда можно как раз и внести экономические показатели подразделения. В синергии с  антикоррупционными процедурами на предприятии, когда баланс не в пользу хищениям, мотивировать сотрудников прямой зависимостью от результатов работы самая правильная стратегия.
Исходя их опыта оказания помощи потерпевшим работодателям, красной нитью проходит одна и та же проблема. Как правило сотрудники причастные к коррупции имеют доступ к “сенситивной” информации или просто участвуют в не вполне законных операциях самих компаний.

Классический пример с сотрудниками бухгалтерских служб на предприятиях с которыми автор сталкивался не один раз. Не секрет, что оптимизация налогов в понимании бизнеса не всегда согласуется с мнением налоговых органов. Бухгалтер будучи в курсе тех или иных сомнительных операций умело шантажирует работодателя в случае попыток привлечь его к ответственности за откровенно незаконные операции. При этом известны случаи прямого воровства денежных средств со счета и работодатель взвешивая риски  (часто надуманные) принимает решения ничего не делать с таким сотрудником. Никакие договора о неразглашении в таких случаях понятно не работаю, а откровенно преступные методы связанные с насилием создадут больше проблем заказчику.

Советом в такой ситуации может быть только отказ от сомнительных схем минимизации налогов, оформления трудовых отношений, отображение всей зарплаты в отчетности и уплата налогов и так далее. Никакого компромата у сотрудников не должно быть. Да, это очень дорого и многие компании неконкурентны на фоне остальных, предпочитающих снижать издержки всеми доступными способами.

Вторым советом будет внедрение эффективных политик доступа к информации. Речь даже не о коммерческой тайне и т.п. , а прежде всего в использовании методов ограничения доступа, возможности копировать или использовать иным образом информацию, разглашение которой критично.  Круг лиц, которые владеют ценным массивом знаний должны быть как материально мотивированы, так и иметь понятные обязанности и ответственность. Важно иметь возможность локализовать источник утечки информации.

Ответственность персонала за воровство 

В контексте вопроса существует три вида ответственности: материальная, административная и уголовная 

Кража или иное завладение имуществом предприятия

С материальной ответственностью все более-менее понятно, вопрос регулируется ст. 130-135 ст. КЗоТ. Речь конечно же именно о прямом умысле завладеть имуществом компании, с одновременным привлечением к уголовной ответственности.

ст. 185 УК предусматривает ответственность за тайное завладение имуществом без использования служебного или иного положения. Так называемые тривиальные кражи пользуясь знаниями о местах хранения или доступе к определенным ресурсам. Не совсем коррупционный случай, но в коллаборации с построением коррупционных схем в компании вполне реальная ситуация по завладению имуществом компании.  Вернемся к примеру с АЗС, там именно стратегическое решение проблемы коррупции по типу “круговая порука” позволило прекратить кражи ТМЦ. Акционеры рассмотрели вопрос шире и обнаружили, что имеется состав преступления по ст.191 УК

Именно  ст. 191 УК позволяет привлечь к ответственности за коррупцию в компании. Я уже приводил пример главного бухгалтера, который просто перечислял со счета компании на счета подконтрольных ФОПов, подписывал акты выполненных работ от имени предприятия и таким образом нанес ущерб работодателю. С целью избежать ответственности, бухгалтер прибегнул к шантажу, а именно владел информацией о налоговых нарушениях на предприятии и знал о фактах выплаты зарплаты в “конвертах”. Другим важным обстоятельством был доступ бухгалтера к электронной цифровой подписи руководителя предприятия, что было сделано для оперативности оплат.

Как видим, причин не позволяющих привлечь виновное лицо к уголовной ответственности две:

  • низкая налоговая культура в компании
  • служебная халатность руководителя, допускающего распоряжение счетом без его участия.

Очевидно, что искоренение этих причин реализуется довольно просто. Совсем другая ситуация с так называемыми “откатами”.

Случай хорошо скрытой  коррупции был на аграрном предприятии. Суть было в том, что агроном вместе с заведующим складом и начальником машинно-тракторного парка организовали схему служебного подлога в документах. Агроном, как ответственный за составление технологических процессов заложил излишек минеральных удобрений для внесения под агрокультуры. В свою очередь начальники склада и машинно-тракторного парка завышали фактические цифры внесения удобрений. Минеральное удобрение, которое оставалось в излишке перепродавали третьим лицам.

В этом случае, у нас есть чиста ч. 3 чт. 191 УК, так как имеется предварительный сговор лиц. Выявить данный пример коррупции документальным аудитом практически невозможно, оперативные метода также не работают. Выявить хищения в столь минимальных количествах на единицу времени также затруднительно. Владелец компании выявил данный случай коррупции, когда установить трекинговое оборудование на сельхозтехнику со счетчиком количества.

Доказать служебный подлог и умысел агронома в составлении технологических документов  в ретроспективе без признания или свидетельских показаний практически нереально.

Итог:

Корпоративная коррупция чем-то похожа на внутригосударственную, но намного хуже защищена уголовным законом, а действующее трудовое законодательство усугубляет ситуацию.    Выявить не столь трудно, как привлечь к ответственности. И тому есть ряд причин сформированных исторически: низкая налоговая культура, не развитые корпоративные стандарты управления, отсутствие системы обучения специалистов и    самое главный корень проблемы - низкий уровень оплаты труда.

Тарасюк Сергей, управляющий партнер АО “Тарасюк и партнеры”

Подпишитесь на рассылку
Главные новости и аналитика для вас по будням

Похожие новости

Ця сторінка також доступна для перегляду українською мовою

Перейти до україніської версії сайту