$
Ключевые судебные дела фармацевтических компаний в 2019 году
Анализ судебной практики от ЮК "Правовой Альянс"
12.02.2020, 10:40
210
0
Ключевые судебные дела фармацевтических компаний в 2019 году
12.02.2020, 10:40
210
0
Анализ судебной практики от ЮК "Правовой Альянс"
Подготовлено специально для
Платформы ЛІГА:ЗАКОН

Фармак vs Дарница

В течение последнего года первенство в фармацевтической сфере однозначно занимают два спора между Публичным акционерным обществом "Фармак" ("Фармак") и Частным акционерным обществом "Фармацевтическая фирма "Дарница" ("Дарница") относительно знаков "Корвалол-Дарница" и "Корвалол CORVALOLUM".

Наталия Абрамович

Первый спор о признании недействительным свидетельства на знак для товаров и услуг "Корвалол-Дарница" (дело № 910/13908/17, по которому был комплекс судебных решений) было инициировано Фармак как владельцем хорошо известного знака "Корвалол CORVALOLUM" (с 01.12.2002), поскольку правовая охрана знака "Корвалол-Дарница" была предоставлена ??с 07.07.2003, то есть позже, чем знака "Корвалол CORVALOLUM". Это свидетельствовало о нарушении прав интеллектуальной собственности Фармак. В свою очередь, Дарницей был сделан шаг в ответ и обжаловано решение о признании знака "Корвалол CORVALOLUM" (дело № 910/17792/17) хорошо известным. Таким образом, с 2017 года и до сих судами параллельно рассматриваются два этих спора.

С судебными решениями можно ознакомиться в VERDICTUM. Заказать полнофункциональный тестовый доступ можно здесь.

По спору о признании недействительным решения о признании знака "Корвалол CORVALOLUM" хорошо известным

После пересмотра решений судов первой и апелляционной инстанции Верховным Судом было направлено дело на новое рассмотрение в Хозяйственный суд города Киева. В результате судом первой инстанции было отказано в удовлетворении исковых требований о признании недействительным решения о признании знака "Корвалол CORVALOLUM" хорошо известным. Сейчас спор проходит второй круг судебного рассмотрения и находится в суде апелляционной инстанции.

Суды высказывали разные позиции по доказательства факта сведения знака. В частности, при пересмотре дела в апелляционной инстанции (в первом круге) судом было высказано несколько позиций в оценке доказательств, о вероятности применения которых следует помнить:

  • суд признал ненадлежащим справки и данные по объемам продаж и экспорта, поскольку они были выданы ОАО "Фармак" и не подтверждались никакими другими финансовыми документами.

  • суд отметил, что документы, приложенные к заявлению о признании знака "Корвалол CORVALOLUM" хорошо известным, касались лекарственного средства "Корвалол" и не содержали информации о применении именно знака "Корвалол Corvalolum". При признании знака хорошо известным он должен рассматриваться в целом, то есть именно "Корвалол Corvalolum», без разделения на отдельные части. Документы, связанные с лекарственным средством "Корвалол", не могут свидетельствовать об известности или признание именно знака "Корвалол Corvalolum".

  • также суд признал ненадлежащими доказательства, содержащие информацию за период с даты, по состоянию на которую знак "Корвалол Corvalolum" был признан хорошо известным (после 01.12.2002).

Постановление апелляционного суда, которое содержало указанные выше подходы, было отменено Верховным Судом, однако, исключительно по одному основанию - не привлечению Фармак в качестве ответчика.

По спору о признании недействительным свидетельства на знак для товаров и услуг "Корвалол-Дарница", инициированного Фармак

Фармак обосновал иск тем, что регистрация торговой марки "Корвалол-Дарница" нарушает права на знак "Корвалол Corvalolum", который признан хорошо известным в Украине по состоянию на 01.12.2002. Но на время рассмотрения данного спора вступило в законную силу постановление Киевского апелляционного хозяйственного суда о признании недействительным решения о признании знака "Корвалол Corvalolum" хорошо известным. В связи с указанным, суды всех инстанций (включая Верховным Судом) пришли к выводу, что обозначение "Корвалол Corvalolum" не получало правовой охраны как знак, признанный общеизвестным в Украине, а следовательно, права интеллектуальной собственности Фармак не нарушено регистрацией знака "Корвалол-Дарница".

Верховным Судом было отмечено, признание недействительным решения о признании знака "Корвалол Corvalolum" хорошо известным единственным и достаточным основанием для отказа в удовлетворении иска, безотносительно к другим обстоятельств и заключению эксперта.

Сейчас Фармак обратился в Хозяйственный суд города Киева с заявлением о пересмотре дела по вновь открывшимся обстоятельствам.

Выводы: Главный урок, который необходимо усвоить это то, что наличие правоохранительного документа (свидетельства, патента) не является бесспорной гарантией того, что оппонент не будет пытаться признать его недействительным. В таком случае решающими будут два момента:

  • насколько качественным был подход к работе при прохождении процедуры получения правоохранительных документов (реальное соответствие изобретения условиям патентоспособности; регистрация знака для товаров и услуг, который не похож на другие знаки; подготовка «сильного» пакета документов при подаче заявления на признание знака хорошо известным).

  • насколько квалифицированным будет правовая помощь, которая будет предоставляться вам как до, так и во время рассмотрения таких споров судом.

Поэтому необходимо уделять максимальное внимание и время как на этапе подачи соответствующих заявок на получение патента или регистрацию знака для товаров и услуг или признания их хорошо известными, так и проводить глубокий анализ и взвешивать возможные риски и перспективы до момента обращения в суд.

Андрей Горбатенко

Ависто и другие vs Санофи

Не менее громким оказался и спор между ООО «Байнер Групп», ООО «Хоса-Плекс Украина», ООО «Финансовая компания «Ависто» к ООО «Санофи-Авентис Украина» («Санофи») о взыскании 48 343 976,24 грн задолженности за предоставленные, но, не оплаченные маркетинговые, информационные, аналитические и консультационные услуги.

Указанные выше компании обратились в суд о взыскании задолженности, обосновывая тем, что договор был пролонгирован на 2015 год, а предоставление услуг подтверждается соответствующими актам приема-передачи, подписанными Санофи. Однако, Санофи неоднократно подчеркивала, что действие договора ним не пролонгировалась на 2015 год и указанные акты не подписывались. Требования суда об истребовании доказательств от истцов, последние никаких документов не предоставляли.

Судами первой и апелляционной инстанции было частично удовлетворены исковые требования, однако, такие судебные решения были отменены Верховным Судом и дело было направлено на новое рассмотрение в суд первой инстанции. При этом Верховный Суд отметил:

  • документы, на основании которых было заявлено исковые требования, содержали факсимильное воспроизведение подписи уполномоченного лица Санофи. Однако, факсимиле имеет юридическую силу только при наличии письменного согласия сторон на его использование с воспроизведением образцов настоящей и факсимильной подписи. Существование устоявшейся практики между сторонами по использованию факсимиле, без соблюдения таких требований, не свидетельствует о правомерности его использования, если сторона отрицает юридическую силу подписанного таким образом документа.

  • Верховный Суд критически отнесся к тому, что судом апелляционной инстанции было отклонено заключение эксперта исключительно на том основании, что он анализировал копии документов, а не их оригиналы. Ведь законодательство не содержит требований о предоставлении исключительно оригиналов документов для проведения экспертизы. Также при рассмотрении дела, несмотря на противоречие доказательств и представлены ходатайства о назначении экспертизы, судами не было назначено ни одной экспертизы.

Во время нового рассмотрения дела, истцами было заявлено о потере их представителем оригиналов документов, в связи с чем их невозможно представить. Оценив все доказательства и приняв во внимание позицию Верховного Суда, суд первой инстанции принял решение в пользу Санофи.

Выводы: Этот спор является ярким примером недобросовестности контрагентов и злоупотребления доверительных отношениями, что имеет результатом более чем двухлетние судебные тяжбы, существенные временные и материальные потери и, иногда, негативные репутационные последствия. Поэтому следует не только внимательно относиться к выбору контрагентов (в частности, проводить проверки контрагентов к вступлению с ними в правоотношения), но и при сотрудничестве держать руку на пульсе, в частности не закрывать глаза на любые (даже, на первый взгляд, незначительные) нарушения законодательства, неточности и неурегулированные вопросы.

Кристина Сушкевич

В антимонопольном фокусе

Не менее важны и интересны судебные прецеденты в сфере защиты экономической конкуренции. В течение последних двух лет суды рассматривали несколько резонансных дел, изменило стандарты доказывания Антимонопольного комитета Украины («АМКУ», «Комитет») по делам по расследованию антиконкурентных согласованных действий.

Дело Санофи

Интересное решение было вынесено по делу № 910/870/18, где ООО «Санофи-Авентис Украина» обжаловало решение АМКУ, которое касается обвинения в совершении антиконкурентных согласованных действий между Санофи и дистрибьюторами.

Основное обвинение АМКУ (с т.з. размера штрафа), заключались в том, что договор предусматривал систему стимулирования закупки товаров Санофи, которая была построена таким образом, что для получения скидок дистрибьюторы накапливали условные баллы, которые потом можно трансформировать в скидки. При этом, группы товаров, которые давали возможность накопить баллы, состояли из уникальных товаров, а использовать накопленные баллы можно было покупая товары другой группы, которая состояла из продуктов с большим количеством конкурентов. В такой ситуации, по мнению АМКУ, дистрибьюторы, будучи заинтересованными реализовать накопленные баллы, покупали больше товаров Санофи определенной группы, и в результате, воздерживались от приобретения в значительных объемах товаров, конкурирующих с товарами Санофи данной группы.

Однако суды трех инстанций не согласились с такими доводами Комитета, опираясь на выводы, которые однозначно будут иметь влияние на дальнейшее правоприменения в аналогичных делах. В частности, суд пришел к выводу, что стимулирование приобрести товар не может быть тождественным стимулированию не приобретать товары конкурентов, поскольку средства, с помощью которых достигается определенный экономический результат - акции, бонусы, направленные на увеличение объемов продаж своих продуктов, являются законными элементами конкурентной борьбы за потребителя на рынке по критериям: цены, качества и т. п.

Суд также отметил необходимость при квалификации вертикальных согласованных действий, как антиконкурентных, исследовать реальность наступления негативных последствий для конкуренции в соответствии со ст. 8 Закона Украины "О защите экономической конкуренции". Ранее, как Комитет, так и суды часто придерживались подхода, когда для такой квалификации было достаточно лишь гипотетической возможности наступления негативных последствий для конкуренции.

Также в решении Комитета фигурировало обвинение в антиконкурентных согласованных действиях, которые привели к завышению цен на товары Санофи во время процедур государственных закупок. Основным доказательством наличия антиконкурентных согласованных действий было сравнение средних годовых цен дистрибьюторов в рамках поставок в аптечный сегмент и средних годовых цен дистрибьюторов в рамках поставок на государственные закупки (в последнем случае средние годовые цены оказались выше). В этой части суды пришли к выводу, что сами по себе высокие цены на товары Санофи при их реализации через процедуры государственных закупок не является надлежащим доказательством антиконкурентного эффекта или возможности его наступления.

В результате, неполное выяснение и недоказанности обстоятельств Комитетом, которые имели значение для дела, привело к тому, что суды признали недействительными оспариваемые положения решения АМКУ.

Выводы: Данный судебный прецедент имеет существенное значение для бизнеса связанного с дистрибуцией. В первую очередь, он демонстрирует необходимость учитывать риски в сфере конкуренции при формировании условий дистрибуции.

Во-вторых, благодаря данному делу возникла определенная ясность по следующим вопросам в сфере дистрибуции:

  • стимулирования объемов закупки путем предоставления скидок, бонусов или применения других форм финансового стимулирования, само по себе, не может рассматриваться как действия направленные на нарушение конкуренции;

  • вертикальные соглашения по поставкам и использованию товаров не могут считаться антиконкурентными, если не привели к реальному наступления следующих негативных последствий для конкуренции:

- существенное ограничение конкуренции на всем рынке или в значительной его части, в том числе монополизация соответствующих рынков;

- ограничения доступа на рынок других субъектов хозяйствования;

- экономически необоснованное повышение цен или дефицит товаров.

  • разница цен в различных сегментах рынка не может быть достаточным доказательством завышения цен.

В то же время, дело оставило открытой дискуссию по простым и понятным для бизнеса критериям оценки способности договорных условий негативно влиять на конкуренцию, в частности, приводить к описанным выше негативным последствиям. При таких условиях, наиболее надежным способом минимизации рисков остается обращение в АМКУ с заявлениями о предоставлении заключений на предмет в виде рекомендательных разъяснений относительно соответствия запланированных действий законодательству в сфере экономической конкуренции.

Дело Рош

Второе важное дело № 910/13306/18, где ООО «Рош Украина» («Рош») оспаривает решение АМКУ, которое касается обвинения в совершении антиконкурентных согласованных действий между Рош и дистрибьюторами. В данном деле, сейчас, успех не на стороне Комитета.

Расследование АМКУ показало, что Рош вместе с дистрибьюторами ввели такой подход к установлению цен и системы расчетов, который обеспечивает возможность завышения цен на товары Рош, реализуемых через процедуры государственных закупок. В частности, АМКУ установил, что сотрудничество Рош с дистрибьюторами осуществлялась в условиях существования двух видов цен: номинальной цены, которая указывается в договоре и является базой для начисления таможенных пошлин, торговых надбавок, цен для конечных потребителей, и реальной цены - цены с учетом бонусов. Согласно выводам Комитета, механизм предоставления бонусов в виде безвозвратной финансовой помощи не был направлен на снижение номинальной стоимости ЛС, согласно которой будет рассчитываться цена перепродажи, а привел к необоснованному увеличению цен на рынке, которые в конечном итоге заплатит потребитель или государство.

На данный момент, последним решением по данному делу есть решение суда апелляционной инстанции по результатам повторного рассмотрения. Апелляционный суд удовлетворил требования Рош и объяснил, что введением системы бонусов в виде безвозвратной финансовой помощи Рош предоставило дистрибьюторам на равных условиях дополнительную возможность получить конкурентные преимущества благодаря собственным достижениям в соревновании во время тендерных закупок. Это создало предпосылки для снижения дистрибьюторами цен перепродажи, которые предлагались для избрания государственным заказчикам в пределах таких закупок.

Условие для получения таких бонусов была понятной для дистрибьюторов и фактически регулярно выполнялась ими. Такой механизм не предусматривал обязанности снижать дистрибьюторам собственные цены перепродажи, но при этом не устанавливал никаких ограничений в отношении таких действий, в частности относительно заблаговременного учета еще не полученного бонуса. Таким образом, конкурентное поведение дистрибьюторов не предусматривала ограничений со стороны договорных условий возможности получить бонус в виде безвозвратной финансовой помощи.

Это не приводит к завышению цен, а наоборот может быть учтено дистрибьюторами при формировании розничной цены и стимулирует их к снижению цен и конкуренции.

Выводы: Данный судебный прецедент является логическим развитием подходов судов к оценке воздействия на конкуренцию скидок, бонусов и других финансовых стимулов в договорах дистрибуции, которые были сформулированы в деле Санофи. Суды закрепили позицию, согласно которой сам факт неучета дистрибьюторами при формировании своей цены скидок, бонусов и т.д., которые были предоставлены таким дистрибьюторам поставщиками, не может свидетельствовать о наличии антиконкурентных согласованных действий между такими дистрибьюторами и поставщиками, которые приводят к завышения цен. При этом, договоры дистрибуции не имеют содержать ограничения для дистрибьюторов по дальнейшему ценообразования. Но такой позиции еще предстоит пройти последнее испытание в Верховном Суде.

Наталия Абрамович, юрист ЮК "Правовой Альянс"

Кристина Сушкевич, юрист ЮК "Правовой Альянс"

Андрей Горбатенко, партнер ЮК "Правовой Альянс"

Быть в курсе всех нюансов защиты бизнеса, а также получать необходимые инструменты для ежедневной юридической работы помогут комлексные решения для юридических департаментов и компаний от ЛІГА:ЗАКОН.


Войдите, чтобы оставить комментарий