$
Интервью:
Альгирдас Шемета: «Легкий путь – не наш путь»
Бизнес-омбудсмен – о тенденциях в регуляторной сфере и настроениях украинского бизнеса
8.01.2019, 08:04
517
0
Интервью:
Альгирдас Шемета: «Легкий путь – не наш путь»
8.01.2019, 08:04
517
0
Бизнес-омбудсмен – о тенденциях в регуляторной сфере и настроениях украинского бизнеса
Подготовлено специально для
Платформы ЛІГА:ЗАКОН

Число получаемых вами жалоб сокращается уже третий квартал подряд. В чем причина, неужели у бизнеса стало меньше проблем?

К сожалению, говорить о тенденции уменьшения количества жалоб не приходится, скорее, оно приходит к усредненному значению. После значительного, в два раза, падения с начала года четвертый квартал прошлого года показал рост. Пик конца 2017 года, скорее, ситуативный: он был вызван введением системы электронной регистрации налоговых накладных. После устранения недостатков в ее работе количество жалоб существенно сократилось. То же можно сказать и о вопросах, возникающих с возвратом НДС.

В целом, я считаю, бизнес-климат в Украине улучшился, хотя он и далек от идеального. Возьмем, например, строительство. Со 183 места в Doing Business по регулированию в этой сфере в 2013 году Украина в этом году поднялась на 30. Полагаю, это достойный результат.

Жалобы на налоговые органы составляют большинство из получаемых вами. А как обстоят дела по работе с другими контролирующими, правоохранительными органами? Какой формат сотрудничества?

На сегодня нами подписано девять меморандумов с госструктурами, среди них ГФС, СБУ, Нацполиция и др. Исключение составляет Генпрокуратура: с ней у нас джентельменское соглашение. Приблизительно раз в квартал мы проводим встречи на уровне руководства, стараемся ежемесячно собираться в рабочих группах. Последние являются наиболее эффективными, так как на таких встречах обсуждаются конкретные кейсы по обращениям предпринимателей, решаются спорные вопросы. На всех уровнях мы пытаемся донести, что нельзя арестовывать счета на миллионы, когда речь идет о нарушениях на тысячи, что в приоритете должна быть работа не с теми, кто налоги платит, а с работающими «в тени», игнорирующими закон.

В последние два квартала по 28% жалоб вами было отклонено. Основные причины - вопрос не в вашей компетенции и нарушение правил подачи. Но довольно много жалоб отклонено по причине того, что жалобщик не продемонстрировал достаточный уровень сотрудничества. Поясните, о чем идет речь?

Прежде всего, речь идет о ситуациях, когда заявитель по тем или иным причинам не представляет необходимые документы, подав жалобу, не поддерживает диалог с инспектором. Документы, подтверждающие правоту заявителя, являются обязательными для рассмотрения жалобы.

У нас есть четкие правила, когда жалобы не рассматриваются. Мы не рассматриваем споры между предпринимателями, а только конфликты в системе координат бизнес-госструктура. Заявитель перед обращением к бизнес-омбудсмену должен попытаться решить проблему путем административного обжалования, если такая возможность предусмотрена. Если дело уже рассматривается в суде, то наша деятельность может быть воспринята как попытка оказать влияние на суд, поэтому по таким делам мы жалобы тоже не рассматриваем.

С другой стороны, когда позиция бизнес-омбудсмена контролирующим органом не была учтена, и дело все-таки в итоге доходит до суда, то в девяти случаях из десяти суд встает на сторону предпринимателя. Приходилось даже встречать в судебных решениях целые абзацы, взятые из наших рекомендаций.

Порой конкретная жалоба проявляет наличие системной проблемы в процессах нормативного регулирования. Насколько вам удается убедить госорганы в необходимости внесения изменений в документы и процедуры?

На сегодняшний день нами подготовлено 12 системных отчетов - рекомендаций по наиболее актуальным и системным проблемам. Непосредственно они использовались при подготовке законов «МаскиШоуСтоп» и антирейдерских. Свои усилия мы стараемся максимально направить на наиболее острые проблемы, недопущение самых грубых нарушений. Например, до принятия закона «МаскиШоуСтоп», нам приходилось сталкиваться с ситуациями, когда адвоката не допускали к проведению обыска, в протокол об изъятии, условно говоря, вносилось «три мешка документов». О действенности таких рекомендаций говорит и статистика: с начала года мы получили только восемь жалоб на возможное нарушение закона «МаскиШоуСтоп» из 240 жалоб на деятельность правоохранителей в целом.

С какими госорганами удалось наладить наиболее конструктивное взаимодействие? Всегда ли приходится решать вопрос конкретного предприятия на самом высоком уровне, особенно кода проблема возникает в регионах?

Один из принципов нашей работы - пытаться решить проблему на самом низком уровне: мы не бежим сразу к главе ГФС, если вопрос можно решить с районным инспектором. К сожалению, не всегда это получается.

Коммуникация с госструктурами существенно улучшилась с 2015 года. Но, к сожалению, отсутствует практика, когда, к примеру, правоохранительный орган из конкретного кейса делает системный вывод, распространяет практику по всей своей структуре, чтобы в дальнейшем такие проблемы не возникали.

С точки зрения конструктивного сотрудничества, выделить, наверное, нужно Минюст, в то время как сложности возникают с контролирующими органами, разными инспекциями, в частности, в сфере экологии, охраны труда. Мы сейчас готовим системный отчет по проблемам бизнеса в сфере труда, где будут представлены наши рекомендации. В нем же буде затронута и тема трудовой миграции.

Есть Совет бизнес-омбудсмена, есть Офис эффективного регулирования (BRDO), другие организации, защищающие интересы бизнеса, продвигающие реформы. Сотрудничаете вы с ними? И не слишком ли много в Украине хотят создать омбудсменов: энергетический, финансовый?

В рамках различных кейсов мы привлекаем тех или иных экспертов. BRDO довольно активно подключались при разработке нашего системного отчета по проблемам строительства, а также в отчетах по контролирующим и регулирующим органам.

Конкуренции мы не боимся, ни с какой стороны, так как мы - уже зарекомендовавшая себя организация. Но «инфляция» омбудсменов тоже не самый правильный путь. Есть омбудсмен по правам человека, есть бизнес-омбудсмен. И хотя во многих странах эти должности объединены, масштаб проблем в Украине все же оправдывает их разделение. Что же касается отраслевых омбудсменов, их роль предполагает, в большей мере, защиту прав потребителей. Поэтому я бы не расширял само понятие «омбудсмен», подобрав иное подходящее название.

Законопроект о бизнес-омбудсмене был одобрен в первом чтении в 2016 году и с тех пор лежит без движения. Кто тормозит процесс, и как вы оцениваете перспективы его принятия этим составом Рады? Чем в вашей работе помогло бы существование такого закона?

Непринятие этого законопроекта связано с тем, что отдельные депутаты считают полномочия бизнес-омбудсмена в их нынешнем объеме вполне достаточными. Мы же объясняем, что это не так. Я думаю, этот созыв примет закон, тем более, он включен в число семи приоритетных президентских законопроектов.

Для полноценной работы нам необходим соответствующий уровень полномочий. Это касается, например, доступа к служебной информации. Кроме того, наличие статуса, в определенной мере, будет мотивировать чиновников давать полноценные ответы на наши запросы, что однозначно повысит эффективность работы. Законопроектом даже предусмотрена ответственность за непредоставление информации бизнес-омбудсмену.

Кроме того, принятие закона сделает невозможным вмешательство в нашу деятельность правоохранительных структур без веских на то оснований. В определенной мере, сотрудники Совета будут обладать иммунитетом.

Что бы вы хотели в 2019 улучшить в Совете? Планируется ли расширение команды?

На сегодняшний день команда имеет оптимальный состав. В нее входят 16 инспекторов и четыре младших инспектора, и я не вижу необходимости в расширении штата. Хотя законопроект предусматривает создание региональных представительств, как вы понимаете, все связанно с финансированием. Мы максимально используем возможности IТ-коммуникации, наши инспекторы выезжают в регионы по мере необходимости.

Что касается планов, мы сейчас работаем над двумя, с моей точки зрения, очень важными проектами. Одна из основных проблем в Украине - плохое исполнение законодательства, что встречается намного чаще, чем само плохое законодательство. Мы с группой экспертов работаем над предложениями по усилению ответственности госслужащих за выполнение своих функций.

Вторая проблема, решению которой мы хотим содействовать, - это исполнение судебных решений. Возникают ситуации, когда чиновник буквально гордится тем, что не выполняет решение суда. Мы работаем с Министерством юстиции, чтобы повысить эффективность работы госструктур в этой сфере.

Повышенное внимание в следующем году будет также обращено на мониторинг исполнения наших системных рекомендаций. Прежде всего, в том, что касается совершенствования нормативно-правовой базы.

Как изменился украинский бизнес за последние годы? Стал ли он более активным, консолидированным?

Ситуация качественно изменилась даже по сравнению с 2015 годом, когда Совет бизнес-омбудсмена начал свою деятельность. Прежде всего, это касается налаживания диалога с госорганами. Коммуникация становится все более цивилизованной. Единственное, над чем стоит работать, так это над тем, как результаты такого диалога будут оформлены и реализованы. Хорошо работающая бюрократия - важная составляющая успеха. Нужно бояться не бюрократии, а плохой бюрократии.

Стоит также отметить, что кроме отдельных предприятий, существенно активизировались и бизнес-ассоциации. Один из примеров: реформа в сфере здравоохранения стала возможна во многом благодаря таким объединениям.

Что бы вы пожелали бизнесу в наступившем году?

Я думаю, бизнес ответственен, и многие опросы показывают его намерения расширять свою деятельность, это касается, в том числе, и иностранных инвесторов. Хотелось бы пожелать, чтобы те, кто еще стоит на пороге решения, увидел открытое окно возможностей в Украине и воспользовался им.

Расскажите о своих увлечениях, у вас есть свой слоган, с которым вы идете по жизни?

В 2008 году, когда я был министром финансов Литвы, нам пришлось столкнуться со многими вызовами мирового финансового кризиса. Пришлось приложить немало усилий, принимать сложные и непопулярные решения. Я тогда говорил себе и окружающим: «Легкий путь - не наш путь». Эта фраза в большой мере и является, наверное, моим кредо.

С точки зрения увлечений я, наверно, скучный человек, хотя в юности занимался спортом - получил звание мастера спорта по спортивной гимнастике, завоевывал чемпионские титулы в своей стране. Сейчас много путешествую, люблю читать, и не только профессиональные книги.

Что можете посоветовать?

Из любимых - израильский писатель Юваль Ной Харари, его «Sapiens: Краткая история человечества», «Homo Deus: Краткая история завтрашнего дня», «21 урок XXI веку». «Why Nations Fail: The Origins of Power, Prosperity, and Povert» американских экономистов Дарона Аджемоглу и Джеймса Робинсона - это из профессиональной литературы. Очень люблю книги Габриеля Гарсиа Маркеса.


Войдите, чтобы оставить комментарий